Воробьев Владимир Николаевич (1932)

Опубликовано  •  21 апреля 2017 г. 10:34 в Камышане - это мы

Воробьев Владимир Николаевич (24.11.1932 (г. Саратов) ) - поэт, журналист.

 

Родился 24 ноября 1932 года в Саратове, в студенческой семье.

 

Молодые родители Владимира были студентами Саратовского пединститута и жили в студенческом общежитии университета на Цыганской (ныне улица Кутякова И. С.). Общежитие совсем не отапливалось, и семья Воробьевых обогревалась большой электрической лампочкой, на которой и пеленки сушили. Время это было очень трудное  и в 1933 г. семья уезжает в г. Камышин.  

В 1950 году Владимир окон­чил среднюю школу № 1 г. Камышина с серебряной медалью, а затем филологический факультет Саратовского ордена Трудового Красного Знамени госуниверситета им. Н. Г. Чернышевского, одного из старейших в России.

Вся трудовая жизнь Владимира Николаевича Воробьева (бывшего педагога и журналиста) связана с Камышином. Трудовой стаж Владимира Николаевича – 53 года. Он работал учителем средней школы, преподавателем ГПТУ, журналистом «Ленинского знамени» и «Нового пути», воспитателем и сторожем. И всегда писал и печатался. Даже, уйдя на пенсию, Владимир Николаевич по-прежнему активно сотрудничал на радио и в газетах нашего региона.

Начал печататься с 1954 года (сборник студенческих научных работ). В 1994—1996 гг. Камышинским полиграфпредприятием изданы четыре публицистические работы автора. Владимир Николаевич активно сотрудничал  в течение несколько деся­тилетий в газетах и журналах Саратова, Волгограда и Москвы.

 «К журналистской работе незаметно и властно «подталкивал» меня отец, не расстававшийся с газетами, кажется, всю жизнь. Помогал тему найти, укрепиться в печати….» - напишет он в своем очерке «Вторая жизнь моего директора», посвященном отцу - Николаю Павловичу Воробьеву. Отец - настоящий педагог по призванию. «Он первый ввел меня в чудный, неповторимый, мир книг. Он их покупал. У него всегда была хорошая библиотека».  Конечно, всё это влияло на становление будущего журналиста  и помогало развивать определенный творческий потенциал.

В конце 80-х в газетах Камышина стали печататься и стихи Владимира Николаевича Воробьева.

Ветеран труда В. Н. Воробьев много лет является активистом местной организации КПРФ, что  нашло отражение  в его творчестве.

 

Литература о жизни и творчестве В. Н. Воробьева
 


1. Владимир Воробьёв // Заветная строка: сб. стихов камышинских поэтов. – Камышин, 1998. - С. 25.

2. Трагедия одного заволжского рода // Волжский простор / общественно-политическая газета. - Камышин : Камышинская типография, 2004. - 24 июня (№ 26). - С. 4

 


Издания произведений В. Н. Воробьева.
 


3. Владимир Воробьёв: стихи / Владимир Воробьёв // Заветная строка:  сб.стихов камышинских поэтов. – Камышин, 1998. – С. 26 – 28.

4. Вторая жизнь моего директора : мемуарно-публицистический очерк / Владимир Воробьёв. – Камышин, 2004. – 15 с.

5. Гордость школы и науки: к 30-й годовщине гибели Юлия Милованова: воспоминания / Владимир Воробьёв. – Камышин, 1998. – 15 с.

6. Нам дороги эти позабыть нельзя…: мемуарно-публицистический очерк; стихи / Владимир Воробьёв. – Камышин, 2010. – 19 с.

7. Не склонив головы: мемуарный очерк / Владимир Воробьёв. – Камышин, 1995. – 16 с.

СТИХИ :

 


Год памяти жертв политических репрессий

СУДЬБА РЕВОЛЮЦИИ

Сорокин Павел Дмитриевич, большевик, участник Великой Октябрьской социалистической революции, штурма Зимнего дворца, председатель Камышинского исполкома, оклеветан и расстрелян как «враг народа» в 1938 году. Реабилитирован посмертно.
(Из сообщений прокуратуры).

Вырезал в газете это вот сообщение
 И ходил по городу, будто сам не свой:
 Старожилам нашим такое извещение —
Как письмо, что пишет близкий иль родной.
Папа знал казненного солдата революции,
 Его позже «брали» (мне было шесть лет).
Как вставало «солнце новой конституции»,
Память удержала не один момент...
Сталинская пуля власть у нас скосила,
А сгубили лучших народа сыновей...
 Скажут нам: «Истории она не изменила»,
Словно было, верно, что-то поценней!

1997 г.


РАДИ ЭТИХ ВОТ СТРОК...

Памяти ушедших друзей.
Ночевал на вокзалах и в избах,
Ездил я и в жару, и в мороз,
На санях с залихватским присвистом
Через лес меня конюх пронес...
Встреч не счесть. Всюду споры о жизни —
В сельской кузнице и в борозде.
Помяните об этом на тризне,
Отдав тело заветной земле.
Передал я в музей документы,
В том числе журналистский билет,
Не рождал чтобы он сантиментов,
На которые времени нет...
И значки передал для того лишь,
 Чтоб огонь наш кого-то зажег,
Чтобы поняли: нас не обгонишь!
Сделал каждый сполна все, что смог.
 В пекло перли не ради корысти
Журналистские братья-друзья, —
Разрывали нас сложные мысли,
И идей тех «забыть» нам нельзя...
Ночевал на вокзалах и в избах,
Погибал я в безмолвной степи...
Ради этих вот строчек сызнова
Я готов вновь все это пройти.
7 ноября 1996 года.
После митинга,
г. Камышин.


МОЙ ПЕРВЫЙ ДИРЕКТОР


Вот я купаюсь в извилистой речке,
Чувствую сильные руки отца...
(Из песни).


Летом купался на Волге родимой,
 Вспомнились крупные руки отца.
Он сбросил с лодки меня на стремнине,
Чтоб я поплыл и чтоб плыл до конца...
Но и потом, вплоть до самой кончины,
Я проходил его пединститут.
Сколько же раз и на разных стремнинах
Жизни уроки отцы нам дают!
В справке о смерти его написали
Про «деформацию сердца всего»,
Только навряд бы врачи рассказали,
Что стало первопричиной того...
 Все начинается с тридцать седьмого —
В сталинской был он полгода тюрьме...
Тридцатилетним с судьбой рядового
 Заврайоно нахлебался в Днепре...
 Как-то под старость в Саратов приехал
 (Здесь в девятнадцать он жизнь мне и дал),
До Привокзальной трамваем доехал —
Без документов пришел на вокзал.
Лишь через месяц милиция вызвала —
Главный начальник вручил партбилет,
Будто бы жизнь начинать теперь сызнова
Постановил городской ворсовет.
Воры партийных билетов не брали:
Честь свою тоже они берегли
 И на кладбищах билеты бросали...
Низкий поклон им до самой земли!
 Вот на свидании с Волгой родимой
 Вспомнил последнюю просьбу отца —
Вдруг захотел он ушицы любимой.
Больше не ел ничего до конца.
Словно заданье пришло из столицы:
Волжский чистейший белый песок —
Вот ему дали какую землицу,
Невдалеке — тополевый лесок.
Нет в стихе этом и тени морали,
И назиданий писать не хочу.
Просто решил показать я в деталях,
Все ли нам в жизни с тобой по плечу.
    Октябрь.1996 года.


ВЕРШИНА ЛЮБВИ


«Будут внуки потом —
 все опять повторится сначала».
(Из песни).


Ах, как песня меня обманула,
 Ах, как песня была не права.
А ведь в завтра мое заглянула
И уверенность вроде б дала...
Хорошо всем знакома дорога,
 По которой без внуков мы шли.
Если дети — цветы у порога,
То внучата — как корень семьи.
Ничего с ними не повторится:
Неизведанным курсом идем!
Стоит с внучкой мне где появиться,
Там всегда самый теплый прием.
 А Танюшенька то мне вернула,
Чем меня обделяла Судьба.
Ах, как песня меня обманула,
Ах, как песня была не права!
1995 г.


Моя фамилия


Однофамильцев у меня в России много –
Писатель, летчик, маршал, доктора…
Их на каких я только не встречал дорогах,
О чем не спорил с ними до утра!

Фамилия моя не знаменита :
Не графский и не княжеский наш род.
Но ведь на Главной высоте России выбита
И оттого уж, верно, не умрет.

Антоновым далекий предок звался,
Потом добавилось : Антонов – Воробей.
Нигде подолгу он не оставался :
Построит избу – и к другим скорей!

Пускай мы не названиями славимся,
А делом жизни иль судьбой своей.
Фамилия моя мне очень нравится,
А в деле этом нету мелочей.

 

 СОЛДАТУ ГАЗЕТНОГО ФРОНТА / Борису Кузнецову

Считать я начал прожитые годы,

И как же мало вспомнилось друзей,

Кто все свои душевные невзгоды

Умело прятал от суда людей.

 

По-детски подлости воспринимая,

Прицельно-фельетонно пишет брат,

И кто-то вывод сделал, вспоминая,

Что Кузнецов во всем был как солдат...

 

Навечно он в строю молодцеватых

Бесчисленных спецкоров ярких дней,

Ушел с отцами, кто в двадцатых

Погиб за праведность своих идей.

 

Борьба твоя - еще пример живущим :

Не в том и дело, сколько ты прожил,

А сколько было за тобой идущих

И как читателю пером ты послужил.

 

Считать я начал прожитые годы,

И очень много помнится друзей,

Кто думал непрестанно о народе

И жил всегда для счастия людей.

                                                  1994 г.


 

 

Тэги:  Воробьев  камышинские поэты  известные камышане  камышинские журналисты