В неспокойном краю...

Опубликовано  •  26 июля 2016 г. 9:52 в Истоки


   

Неспокойным был край. Сюда совершали набеги ногайцы, крымские и кубанские татары, «воровские»  казаки с Дона. Иван Грозный был вынужден в междуречье Дона и Волги поставить сторожевую станицу, казачьи разделы которой «разведывали» степи.

 

  В старой русской песне "Князь Репнин" (стихотворение Кирши Данилова) есть слова, как воровские казаки выплыли в 50 легких стругах из речки Камышинки на Волгу, напали на гребные струги, идущие из Астрахани ; "изрубили" Астраханского губернатора Данилу Александровича Репнина "на мелкие части", разбросав их по Волге, а червонцы насыпали в свои струги и ушли "в Камышинскую речку".

 В 50-е годы XVI в. правительству ца­ря Ивана Грозного удалось достичь ре­шительного перелома в борьбе с оскол­ками Золотой Орды. Русские войска по­корили Казанское и Астраханское хан­ства, вынудили сибирского хана и но­гайских мурз признать вассальную за­висимость от России. Стремясь закре­питься на новых территориях и подго­товить вторжение в Крым, царь и его окружение приказали воеводам созда­вать сторожевые посты на волжских пе­реправах. Летовавшие здесь небольшие отряды стрельцов и служилых казаков должны были следить за обстановкой в приволжских степях и, в случае при­ближения к рубежам страны татар или появления на Волге разбойничьих ша­ек, предупреждать правительство об опасности. Поскольку в районе совре­менного Камышина, как свидетельст­вуют современники, находились одна из переправ и наиболее удобный волок из Волги в Дон, можно предположить, что один из караулов был создан на этом месте.

   Создание караулов на Волге вызвало сопротивление со стороны вольных ка­заков, осевших в неcкольких городках по Дону и Волге и промышлявших раз­боем. Станичники жестоко расправи­лись со служилым атаманом Ляпуном Филимоновым и его товарищами за по­пытку построить один из караулов в районе Переволоки. Сильное противо­действие оказали татары. Летом 1569 г. многочисленное крымско-турецкое войско овладело Переволокой и унич­тожило все располагавшиеся здесь ка­раулы. В 70-х годах XYI в. Иван Гроз­ный и его советники были вынуждены начинать все сначала.

  Англичанин Э. Барроу, проплывший Волгой от Казани до Астрахани в 1579 г., отметил, что русскому правительст­ву удалось возродить сторожевую службу на реке. Но, как оказалось, не­надолго. Восстание поволжских наро­дов против царского правительства в 1582 — 1583 гг. вновь уничтожило сто­рожевые посты на Волге.

  В 80-е годы XYI в. Борис Годунов и советники преобразовали сторожевую службу на Волге. Царские воеводы воз­вели здесь несколько постоянных кре­постей — Самару, Царицын, Саратов и увеличили число временных караулов. В «Памятниках дипломатических сношений России и Персии» сохранилось упоминание о стрельцах «камышни­ках», что, на наш взгляд, подтверждает гипотезу о существовании в то время сторожевого поста в районе современ­ного Камышина.

   Усилия правительства Бориса Году­нова по наведению порядка на Волге оказались безуспешными. В ходе вспыхнувшей в начале XVII в. граж­данской войны или смуты, как ее метко назвали современники, крепости Цари­цын, Саратов были сожжены, а карау­лы — уничтожены. В конце 1606 г. ка­зачий отряд самозванца «царевича Петра Федоровича» беспрепятственно прошел камышинско-иловлинским во­локом из Волги на Дон.

  Сразу же после подавления восста­ния атамана Ивана Заруцкого в 1614 г. правительство нового царя Михаила Федоровича Романова приступило к восстановлению крепостей и стороже­вых постов на Волге. Воеводы вновь отстроили Царицын, Саратов и восста­новили летние караулы.

  В 1622 — 1623 гг. воеводам удалось покончить с разбоем и восстановить торговое судоходство по великой рус­ской реке. Купец Федот Koтoв, одним из первых проплывший из Казани в Астрахань, оставил подробное описа­ние Камышинского караула: «Речка Камышенка вышла из степи на нагор­ной стороне. А над речкою на горе вы­соко стоит острожок стоячий. А тут стоят по 500 и по 700 стрельцов с весны до осени казанских и пригородных. А как на осень пойдут с осенним варом, так острожок сожгут. А тою рекою Камышенкою ходят на Дон, а ходу Камышенкою рекою три версты в степь, а тамо волоку двадцать вёрст казаки струги волочат. А там река Илавла протекала в степь и выпала в Дон. От­туда ходят казаки на Волгу, а стрель­цы стоят для воровских казаков и их имают, а иных побивают». Как видно из этого рассказа, острожок на Камы­шинке по-прежнему заселялся только в летнее время. Его гарнизон был доволь­но многочисленным, т. к. для отраже­ния разбойничьих набегов нужны были значительные силы.

   Мероприятия московского прави­тельства по наведению порядка на Вол­ге в районе Камышина принесли весьма скромные результаты. Голштинец А. Олеарий, проехавший в конце 30-х го­дов XVII в. по этим местам по пути в Персию, отметил: «По правой руке идет гора и речка Камышинка. Речка эта есть отпрыск р. Иловли, впадаю­щей в большую реку Дон, которая те­чет в Понт (Азовское море) и состав­ляет пограничную реку между Азией и Европой. По этим местам донские ка­заки на легких челнах заплывают и в Волгу, отчего место это считается са­мым опасным по разбоям. Здесь на вы­соком правом берегу мы видели много стоявших деревянных крестов. Немного лет тому назад русское войско имело тут побоище с казаками, которые укрепились в этом месте и хотели запереть свободный ход по Волге. От этой схватки с обеих сторон осталось на месте сражения до тысячи тел, и на могилах русских, погребенных тут, по­ставлены были виденные нами крес­ты».

   В середине XVII в. обстановка на юго-восточных рубежах России после непродолжительного затишья вновь резко ухудшилась. Турки и крымчаки, пользуясь бездействием московского правительства, отбили у казаков Азов, огнем и мечом прошли по донским ста­ницам. Затем отряды кочевников обру­шились на южные уезды страны. Од­новременно с востока в междуречье Волги и Дона начали проникать кал­мыцкие племена. В ноябре 1652 г. швед­ский посол в Москве Иоган Родене сооб­щил своему правительству, что по име­ющимся у него достоверным сведениям «калмыцкие татары (т. е. калмыки ) напали на эту страну (Россию) и вторглись, и осадили Саратов, Камы­шин (Kamirzin)». Чуть позднее он доно­сил: «В моем последнем (письме) я подданнейше отметил, что калмыцкие татары еще осаждают Самару, Сара­тов, Камышин, однако теперь это не подтверждается, но объясняется тем, что они совершили туда только набег и, говорят, увели с собой более 2 тысяч людей».

  Продолжительные войны с Речью Посполитой и Швецией в 50 — 60-е го­ды XVII в. подорвали экономику и фи­нансы России и поставили ее на грань нового народного бунта. Тысячи разо­рившихся крестьян и посадских бежали на Волгу и Дон. Волна казачьих разбоев прокатилась по Нижней Волге. Прави­тельство было вынуждено принять до­полнительные меры по совершенство­ванию сторожевой службы на великой русской реке.

С. Разин в Камышине

 В мае 1667 года приплыл по Дону в Иловлю, с неё "переволокся"  в Камышинку  и вышел на Волгу с тысячным войском Степан Разин. И сразу же перехватив торговый караван судов патриарха  и купца Шорина с казенным хлебом, разграбил его. Стрельцы, сопровождавшие флотилию, в бой с разинцами не вступили. Начальных людей казаки на судах убили, сбросили в воду. А после струги Разина с награбленным добром уплыли вниз по Волге....

   В 1668 году в устье реки Камышинки прибыли стрельцы. По указу царя Алексея Михайловича около того места, где речка Камышинка впадала в Волгу, под руководством инженер-полковника англичанина Томаса Бейле была построена небольшая крепость для охраны водного пути и как опорный пункт борьбы с восстававшими казаками и крестьянами. Но крепость оказалась непокорной. Через два года (1670 год) ее гарнизон, отворив ворота, перешел на сторону одного из отрядов Степана Разина, прибывшего из Царицына. Восставшие казаки и крестьяне сожгли город.  В Центральном Государственном архиве древних актов (ЦГАДА) в Москве хранится документ - "Отписка тамбовского воеводы Я. Хитрово в Разрядный приказ о сожжении отрядом казаков г. Камышинки...". На "Отписке"  имеется пометка : "Такова отписка великому государю и боярам чтена".

Но после сожжения город не исчез с лица нашего края, на пепелище стал снова селиться «прихожий люд». Теперь с городом были связаны новые намерения моковских государей. В конце XVII века правительство решило провести охранную линию (от набегов кочевых народов на окраины государства) от реки Камышинки к Дону и его притокам. Крепость была отстроена заново, а гарнизон усилен. Так на реке Камышинке родился новый городок, который в 1692 году назовут "Дмитриевск". Англичанин Я. Стрейс, побывавший в Нижнем Поволжье в 1669 — 1672 г., сообщает : «Прошли мимо города, называемого Камышенка, построенного за год пе­ред тем по приказу и повелению его царского величества и обнесенного ва­лом и шанцами по указаниям англий­ского полковника Томаса Бейля. Этот городок расположен на реке Камышенке... Русские построили в 1668 г. новый город, чтобы пресечь дорогу донским казакам, которые на своих судах переправлялись из Еруслана в Волгу и занимались крупным разбо­ем». Судя по показаниям источников, крепостные сооружения Камышинки состояли из нескольких деревянных ба­шен, соединенных дубовым тыном. В башнях располагалось несколько пу­шек. Я. Стрейс свидетельствует, что правительству не удалось достичь по­ставленной цели, так как «хищники-казаки» «нашли другие пути к Волге, проводя свои суда, которые весьма легки, на колесах семь миль сушей по хорошей ровной дороге».

 В 1670 году Степан Разин вновь возращается на бойкое место к устью Камышинки. Захватив Царицын на тридцати стругах под командорванием Сеньки Семенова они с удивлением видят на левом берегу Камышинки, у самой Волги, возвышающуюся крепость, которая к тому же была ещё и хорошо укреплена. 22 июня 1670 произошел захват крепости повстанцами, когда отряд из трехсот разинцев под­ошел к Камышину. Местный воевода Ефим Панов не смог организовать со­противление казакам и приказал от­крыть ворота.

  Существует и другая версия захвата. Я. Стрейс оставил подробный рассказ о взятии Камышинки Степаном Разиным: « ... Он снарядил самых видных перешедших к нему русских солдат, отправил их туда как бы по приказу царя для того, чтобы охранять Камы­шенку от Стеньки. Среди них не было ни одного казака, чтобы все казалось правдоподобнее. Войдя туда, они ночью заняли все ворота, входы, сто­рожевые посты и склонили гарнизон на свою сторону. Затем они схватили высшее начальство, зарубили их саб­лями и бросили их в Волгу. После этого выстрелом из пушки подали знать, что все сделано, на что Стенька тотчас же отправил туда несколько тысяч каза­ков, которые сменили русских».

  Очевидцы рассказывали, что «воровские казаки были в Камы­шине 2 дни и из церкви иконы и... вся­кую казну да 4 полковых да 2 огненные пушки и воеводу Ефима Панова и камышинских служилых людей взяли с собою. И побрав торговых людей стру­ги, которые за ними воровскими каза­ками стояли на Камышенке, пошли со всем к Царицыну. И того ж... числа Камышенский город сожгли, а остави­ли на Камышенском городище 4 пуш­ки чугунные, железные». Несколько дней спустя в Саратове узнали, что разинцы повесили камышинского воеводу Ефима Панова. Попытка установить постоянный контроль за волоком в рай­оне Камышина оказалась неудачной. Государю донесли : "Воровские казаки крепость в устье Камышинки спалили огнем и сровняли с землей. А сами на стругах уплыли вниз по Волге, в сторону Астрахани".

"...Ох, и жарко тогда там было!..

До Царицына пламя било!..

От седого,

                    как вечность,

                                                 пепла

Даже Волга,

                         казалось,

                                               слепла...  " / Н. Белозубов, читать

  Терять крепость стратегического значения  царю не хотелось и Алексей Михайлович повелел астраханскому воеводе восстановить её. После, в 1694 году, Пётр I посылает на Камышинку князя Б. И. Куракина. А Казанский Дворцовый приказ вслед за князем отправил полк, собранный из стрельцов и государственных (свободных) крестьян.

   Крепость была опоясана высоким земляным валом и глубоким рвом, которые тянулись от Камышинки по направлению теперешней улицы Некрасова и, не доходя до нынешней улицы Ленина, поворачивали к Волге. Между валом и рвом был поставлен из дубовых бревен частокол, по углам - возведены башни и установлены батареи. Крепость по тому времени была неплохо укреплена и Куракин доносит Петру I : "Город поставлен!"

 

 

Статья проиллюстрирована гравюрами известного художника Павла Ивановича Бутяева.

 

Ссылки и использованная литература :

 

1. Воробьев, А. В. Камышин / А. В. Воробьев // 15 исторических поселений / В. А. Воробьев. - Волгоград : Станица-2, 2001. - С. 23-26.

2. Иванов, С. О. Степан Разин. "Город, выстроенный против воров". 1580-1697 годы. / С. О. Иванов // История Камышина  : волж. торговля в XVI - XIX веках : докум. историч. исслед. / С. О. Иванов, А. Р. Андреев. - Москва : Белый волк : Евролиц : Облиздат, 1999. - С. 50-55. : ил.

3. История родного края // Люби и знай свой край : учеб. пособие для общеобразоват. учреждений /  отв. за вып. И. Г. Норенко. - Изд. 2-ое, перераб. - Волгоград : Панорама, 2007. - С. 9-26 : цв. фот.

4. Мамонтов В. Из-за острова на стрежень... / В. Мамонтов, В.Федорков // Город нашей судьбы. - Камышин, 2006. - С. 10-11 : ил.

5. Хорошунов, Е. Камышин далекий и близкий : записки краеведа / Е. Хорошунов. - Камышин, 2000. - 358 с.

***

1. Королев, В.  Камышин- Николаевск  / В. Королев // Легкий день. - 2018. - 31 авг. (№ 55). -  С. 14 : фот.

2. Хорошунов, Е. Когда возник город? / Е. Хорошунов // Ленинское знамя. - 1968. -  7 февр. (№ 22). -  С. 4.

 

 К. Булавин

Время Петра Великого, было одним из самых тяжелых времен для русского народа. Для ведения продолжительной и трудной войны требовались большие пожертвования, а средства страны были скудны. По всей стране проводятся рекрутские наборы, ужесточается налоговое бремя. Ища избавления от этого гнёта, толпы народа бежали по старому обычаю на Дон, к казакам, а тем кто остался, от этого становилось ещё тягостнее.  Петр не мог оставить всё так как есть и в конце 1707 года отправил полковника князя Юрия Долгорукого с командою на Дон отыскивать беглецов и высылать их на прежнее место проживания. Долгорукий отыскал 3000 беглых, но в это время между казаками начала ходить грамота с увещанием не допускать Долгорукого до исполнения его наказа и бить сыщиков. Началось волнение, большая шайка голутвенных собралась около бахмутского старшины Кондратия Булавина, который нечаянно ночью напал на отряд Долгорукого и истребил его вместе с предводителем. Разбитый верными казаками, высланными против него атаманом Максимовым, Булавин бежал в Запорожье, откуда весною 1708 года явился на Хопре и стал рассылать возмутительные письма, провозглашая, что они казаки, встали за истинную веру христианскую и за благочестивого царя против князей, бояр и немцев, которые отвращают всех от истинной христианской веры. Собравши около себя большую толпу голутвенных, Булавин разбил царское войско и овладел главным городом донских казаков - Черкасском, где казнил атамана Максимова с прочими старшинами и сам провозглашен был атаманом.  Между тем другие начальники мятежнических шаек : Некрасов, Хохлач, действовали на Волге, ограбили Саратов, Царицын... Волнение распространилось до Тамбова.

1708 году неминовал камышинскую землю жестокий казачий бунт. В первых числах мая Кондратий Булавин отправляет на Волгу три отряда под командованием Игнатия Некрасова, И. Павлова и Л. Хохлача. Перед ними была поставлена двуединая задача : во-первых, захватить волжские города-крепости с тем, чтобы не пропустить на Дон царские войска; Во-вторых, привлечь на сторону восставших воинские гарнизоны и жителей городов Саратова, Дмитриевска и Царицына. 13 мая 1708 года казаки-булавинцы из станицы Сиротинской и других городков, с ними беглые стрельцы и солдаты, человек с 1000, во главе с Луконькой Хохлачем подошли к Дмитриевску, казаки предложили воинскому гарнизону и горожанам открыть ворота и впустить их в город. Получив решительный отказ, они стали открыто запугивать и угрожать: "город весь до конца разорим; строения сожжем, а людей всех с собой заберем". (Тюменцев, И. О. Камышинская летопись (источниковедческий анализ, текст, комментарии) / И. О. Тюменцев, О. А. Горбань // Стрежень : Научный ежегодник, Вып. 1. - Волгоград : Издатель, 2000. - 398 с.)

Простояли восставшие казаки под городом более недели. На открытый штур Дмитриевска они так и не решились, ввиду превосходства по численности и вооруджению воинских сил гарнизона. Возможно, жители Дмитриевска так бы и отсиделись в обороне за городскими стенами, если бы не коварная измена. У каждых четырех городских ворот постоянно стояли на страже караульные солдаты. Стоявшим на очередном дежурстве 12 караульным казакам пообещали богатое денежное вознаграждение, а позже зачислить их в свой отряд. Караульные, посовещавшись между собой, ночью тайно открыли ворота. Казаки ворвались в город. Стали палить из ружей, грабить, насильничать...  Воеводе сначала удалось скрыться на острове, напротив города. На другой день бунтовщики собрали на городской площади всех горожан и стали требовать от них выдачи воеводы. Однако и солдаты, и жители Дмитриевска уважали и ценили воеводу полковника Якова Буша за его бескорыстность, справедливость и организаторские способности и отказались помочь в его поимке.

Мучали и побросали в воду офицера, полкового писаря и бурмистров соляной продажи. Началась расправа с непокорными жителями Дмитриевска. Беспорядки и произвол бунтовщиков, самосуды продолжались в течении последующих шести недель.

Комендант города полковник Данила Шитов был арестован и собран общий круг, на котором в городе было установлено казацкое самоуправление. Да, ещё потребовали от государя уступок по вольностям казачьим, да чтобы немецкого платья не носить, да веру старую вернуть, да цены на соль поменять. Отсюда булавинское войско ушло в Царицын, вместе с обозом с осадными материалами - кирками, заступами, лопатами. 22 мая из Казани пришла грамота, что" воры донские казаки Игнашка Некрасов и Лунка Хохлач вошли в Камышенку и идут к Саратову". На борьбу с повстанцами из Казани отправляется князь Петр Иванович Хованский. Когда узнали о его походе в Камышине, то казаки  и многие из камышинских жителей стали собираться бежать на Дон. А остальные, вместе с бурлаками, взяли атамана Кондратия Носова, пошли в его дом и достали бочку пороха и принеслу в круг. Другой атаман  из камышинских жителей, Иван Земин, видя что дело плохо, стал уговаривать бурлаков идти вместе с с ними на Дон, пообещав им бочку вина и по по полтине денег и те не смогли устоять. А те камышане, что захотели остаться были "прибиты, ограблены, а потом должны были испытать беду от Апраксина, который велел всех их забрать в Астрахань, кроме стариков, женщин и детей. "Те и сами исчезнут!" ."

Торжество мятежников было недолгим. Государевы солдаты под предводительством князя Василия Владимировича Долгорукого (брата убитого Булавиным князя) направились в Черкасск.

Князь Василий Владимирович Долгорукий.

Они победили мятежников, и казаки были поставлены на цареву службу. 7 июля Булавин оказался окружен в своем доме. Сначала он защищался, но видя бессмысленность сопротивления, застрелился.  Хохлач, прибежавший из-под Азова в Черкасск, был убит. Черкасск сдался Долгорукому.

А в 1711 году появилась в наших краях и первая казачья станица Александро-Невская, что на Иловле речке основали донцы.

  Использованная литература :

1. Гомулов, В. И. Александро-Невская -станица Камышинских казаков Астраханского казачьего войска / В. И. Гомулов. - Волгоград : изд.-во  Лицея №8 "Олимпия", 2010. - 182 с. : карты, гербы, генеалогич. табл.

2. Иванов, С. О.   Канал Великого царя. Дмитриевск. Кондратий Булавин. 1697-1730 годы / С. О. Иванов // История Камышина  : волж. торговля в XVI - XIX веках : докум. историч. исслед. / С. О. Иванов, А. Р. Андреев. - Москва : Белый волк : Евролиц : Облиздат, 1999. - С. 56-67. : ил.

3. Преданье старины глубокой  // Уезд. Вести Камышинского района. - 2013. - 19 сент. (№ 37). - C. 3 : фот.

4. Тюменцев, И. О. Камышинская летопись (источниковедческий анализ, текст, комментарии) / И. О. Тюменцев, О. А. Горбань // Стрежень : Научный ежегодник, Вып. 1. - Волгоград : Издатель, 2000. - 398 с.

 

Царицынская сторожевая линия.

 

Царицынская линия – это полоса укреплений, основанная русским правитель­ством в 1719 г. Она должна была пересекать Волго-Донской водораздел — излюбленную дорогу грабитель­ских отрядов кочевников, турок и кубанских татар для нападения на окраины России.

Первая четверть XVIII века занимает особое место в истории дореволюционной России. Это была эпоха грандиозных по масштабности и характеру преобразований, охвативших все сферы жизни общества.

Животворный ветер перемен коснулся и такой далекой окраины Российского государства, какой было Нижнее Поволжье. Начинается постепенное заселение плодородных земель вокруг Саратова, вырастает предместье за крепостным валом Царицына, возникают новые рыбные промыслы вблизи крепости, заметно оживляется торговля Поволжья с областью Войска Донского.

Однако огромные земельные массивы края по-прежнему оставались незаселенными (исключение составляли берега Дона и его левых прито­ков — Хопра и Медведицы, покрытые густой сетью казачьих станиц и хуторов), и прежде всего потому, что Переволока, то есть самая узкая часть междуречья Волги и Дона, являлась пограничной зоной, куда по­стоянно вторгались орды кочевников. Особенно участились набеги ку­банских и крымских татар после неудачного Прутского похода Петра I в 1711 г., когда Россия была вынуждена вернуть Турции Азов и уничто­жить свой флот.

Наиболее крупное вторжение кочевники совершили в 1717 г., под­вергнув разорению и грабежу предместья Царицына, Саратова, Пензы и даже Симбирска. В результате нашествия было убито 712 и взято в плен 12 107 человек, отогнано 163 120 голов скота. Общий убыток государ­ству от татарского набега составил в ценах XVIII века более 600 тыс. рублей. Урон, нанесенный населению и экономике края, был трудно восполним. Оставлять дальше Переволоку незащищенной, тем самым сдерживать заселение региона и его хозяйственное освоение, государ­ство не могло.

15 ноября 1717 г. последовал указ Сената о строительстве укреплен­ной черты «от Дмитриевского (ныне город Камышин) к Иловле и До­ну, или от Царицына до Паньшина... где работы будет меньше, а на Дону - крепость в Паньшине».

Осуществление грандиозного замысла было возложено на генерал- майора Кропотова. Ему же надлежало выбрать окончательное место стро­ительства пограничной сторожевой линии.

Дополнительный осмотр местности показал, что сооружение укреп­ленной черты от Царицына до казачьего городка Паньшина потребует гораздо меньше строительных работ. К тому же Царицын, имея сильные укрепления, находился в 180 верстах южнее Дмитриевска и в непосред­ственной близости от области Войска Донского.

Весной 1718 г. из Азовской и Казанской губерний в район Царицы­на были направлены десятки тысяч служилых и работных людей, кара­ваны судов и подвод с различными припасами — продовольствием, строительными материалами, орудиями труда и т. д. Три года (с 1718 по 1720 г.), изнывая от жары, испытывая недостаток в воде и пище, строи­тели копали ров и насыпали вал, сооружали крепости, полигоны, редуты, казармы, погреба для хранения боеприпасов, загоны для лошадей. Как доносил Г. Кропотов, в сентябре 1720 г. «линейная работа и по ней 4 крепости прошедшего августа 15 дня 1730 г. с помощью божею и все­мирными трудами щастливо окончились...».

Царицынская сторожевая линия протяженностью около 60 верст была одним из крупнейших фортификационных сооружений в Европе в XVIII столетии. Представляла собой сухой ров и земляной вал высотой 9—12 метров с четырьмя земляными крепостями, расположенными на самом валу.

Первая крепость — Мечетная — находилась в 10 верстах от Царицы­на на р. Мечетке и была построена в виде неправильного четырехуголь­ника. Вторая — Грачевская — была рас­положена в 17 верстах от Мечетной, по форме напоминала пятиугольную звез­ду. Третья — Осокорская — в 14 верстах от Грачевской, и четвертая — Донская — на берегу Дона вблизи Паньшина. Меж­ду крепостями были построены 23 фор­поста и сигнальные маяки. Откосы зем­ляного вала и рва укреплялись дерном и древесными посадками. В теле насы­пи для устойчивости были предусмот­рены деревянные конструкции. Царицынская линия начала создаваться из солдат, казаков и сосланных стрельцов. Участники стрелецкого бунта 1698 года в Москве были сосланы в Красный Яр, Черный Яр, Царицын, Камышин, Саратов.

Каждая крепость имела гарнизон в 300—500 че­ловек, пороховые погреба, казармы для офицеров и солдат, загоны для лоша­дей. В крепостях и на валу находились 63 пушки. Кроме того, для оборо­ны Царицынской линии выделялось в мирное время 5 армейских пол­ков (2 пехотных, 3 драгунских, размещавшихся позади вала в местах, удобных для оперативного отражения неприятельского вторжения).

В это же время продолжается дальнейшее развитие Астраханского казачьего войска. В 1720 году образование Царицынской линии было закончено. К ней относились также Енотаевск, Дубовский Посад, станицы Александровская и Пичужинская.

Логика развития требовала включения в состав Астраханского полка остатков Царицынской линии, и в 1801 году в него включили Саратовскую, Камышинскую и Царицынскую казачьи команды, а в 1804 г. – около 400 душ александровских, пичужских и дубовских казаков, потомков вольных волгских казаков и более позднего Волгского казачьего войска. Впоследствии камышинцы переселились на реку Иловлю, в 18 верстах от прежнего места, и образовали станицу Александро-Невскую (Лебяжинскую), а из остатков волгских казаков – станицы Пичужинскую (Краснолинскую) и Александровскую (Суводную). Так разрастался Астраханский казачий полк. Получается что, Астраханское казачье войско создавалось двумя путями : набором в казаки и созданием новых станиц, а также включением в него уже существовавших казачьих частей.

А тем временем, мощная оборонительная линия на юго-востоке охладила воинствен­ные настроения татар. Однако стоящая за ними Османская империя продолжала строить агрессивные планы в отношении Поволжья и дру­гих южных земель Российского государства. Угроза турецко-татарского нападения и разорения Волго-Донского междуречья оставалась реаль­ной и в течение всего третьего десятилетия XVIII века.

В 1729 г. многотысячная турецкая армия двинулась на Персию и Се­верный Кавказ. На южных границах России были замечены оживлен­ные передвижения татарских отрядов. В воздухе запахло войной с Тур­цией. Русская армия была приведена в боевую готовность, спешно пополнялись запасы вооружения и продовольствия, начались ремонтные работы пограничных укреплений, в том числе и Царицынской линии.

Для определения степени готовности оборонительных сооружений Ца­рицынской линии на случай военных действий по указанию президента Военной коллегии князя М. Голицына в Царицын была направлена инс­пекторская комиссия. Ее возглавил военный-инженер генерал-майор фон Любарс. В сентябре 1730 г. члены комиссии тщательно обследовали линию на всем протяжении от Волги до Дона и пришли к выводу: « Царицынская линия сначала зачатием оной строить, никогда в совершенство была не приведена». Получив это известие, Военная коллегия предложила проект на утверждение высшего государственного органа — Правительствующего Сената. Однако реализовать проект в полном объеме правительство не мог­ло: не хватало средств и времени. Все же в результате срочного ремонта боеспособность сторожевой линии быта значительно повышена и поддер­живалась на должном уровне вплоть до середины 70-х годов XVIII века.

После учреждения в 1777 г. линии от Моздока до Азова царицынская укрепленная черта была оставлена как утратившая свое назначение — быть надежной преградой на пути татарских вторжений…

 

Литература :

1. Иванов, С. О.  Царицынская засечная черта. Волжское казачье войско. Озеро Эльтон. Академики И. И. Лепехин и И. С. Паллас. Немецкие колонисты. Пугачевщина. 1730-1780 годы. / С. О. Иванов // История Камышина : волж. торговля в XVI - XIX веках : докум. историч. исслед. / С. О. Иванов, А. Р. Андреев. - Москва : Белый волк : Евролиц : Облиздат, 1999. - С. 68--88. : ил.

2. Перфильева, К. М. Астраханские казаки Царицынской станицы  : Историко - краеведческое повествование / К. М. Перфильева. - Волгоград : Станица-2, 2003. - 391 с. : портр., фот.

3. Перфильева, К. М. Астраханские казаки Царицынской станицы. Кн. вторая / К. М. Перфильева. - Волгоград : Станица-2, 2007. - 719 с. : портр., фот.

4. Перфильева, К. М. Астраханские казаки Царицынской станицы. Кн. 3 / К. М. Перфильева. - Волгоград : Станица-2, 2011. - 568 с. : портр., фот.

 

Е. Пугачёв

 В 30-х годах XVIII века создаётся Волжское войско из донских казаков и крестьян для защиты внутренних губерний России   от нападения турок и других кочевых народов.  Посетивший Нижнее Поволжье и Дон как раз накануне крестьянской войны 1773-1775 годов под руководством Е. И. Пугачева известный академик Самуил Готлиб Гмелин (1745-1774 гг.) ярко обрисовал тяжелое экономическое  положение находившихся при обслуживании Царицынской линии крепостей донских и волжских казаков : "При величайшей бедности, в которой казак едва сухим хлебом голод свой утолять в состоянии бывает, должен в худой одежде сносить тяжесть жары и жестокость стужи или со своими товарищами укрываться в темную конуру, в которой непривыкшему ни одной минуты пробыть невозможно, потому что воздух, который они в оной в себя принимают, есть нежилого свойства...".  Стоит ли говорить после этого о недовольстве казаков... С самого начала Крестьянской войны волжские казаки отнеслись к ней с большим сочувствием.

Когда Пугачев со своей армией вышел в Нижнее Поволжье, Волжское войско все перешло на сторону восставших. 11 (в других источниках 13) августа 1774 года Пугачев приближается к Дмитриевску (Камышинке). Везде его встречают как «родного». Это подтверждают как каратели, так и участники пугачевского восстания : «…Как он пришол  к городу Камышинке, то все того города жители встретили ево, Емельку, с хлебом и солью, а поп с крестом.»… («Допрос Е. И. Пугачева в тайной экспедиции в Москве» // Красный архив. – 1953. – С. 163). Крепость сдалась без боя.

 Но есть и другие свидетельства в исторических материалах об этом времени. Великий русский поэт А. С. Пушкин писал в "Истории Пугачева" : "... 13 августа Пугачев приблизился к Дмитриевску (Камышинке). Его встретил майор Диц с пятьюстами калмыков, предводительствуемых князьями Дундуковым и Дербетевым. Сражение завязалось. Калмыки разбежались при первом пушечном выстреле. Казаки дрались храбро и доходили до самых пушек, но были отрезаны и передались. Диц был убит. Гарнизонные солдаты со всеми пушками были взяты..."

Историк Поволжья А. Ф. Леопольдов писал в своей работе "Исторические очерки Саратовского края", опубликованной в 1848 году : "13 августа Пугачев подошел к Камышину, который подобно Саратову, не хотел без боя сдаться. Там встретили его с оружием близ города : 500 гарнизонных солдат, 100 донских казаков, 500 калмыков и часть обывателей. Предводителями были майор Диц и князья Дондуковы и Дербетевы. Начался бой кровопролитный, но мятежники одержали победу. Диц убит в сражении. Гарнизон весь был взят в плен. Калмыки ушли с поля сражения  от страха пушечных выстрелов; казаки были отрезаны и передались Пугачеву. Город был взят. Комендант крепости Меллин, капитан Антишин, гарнизонные офицеры и многие жители, верные престолу, погибли на виселицах близ буерака, доселе известного под названием Висельного оврага. Через Висельный овраг-буерак были перекинуты дрючки, на которых вешали жителей. Пробывши один день в Камышине, самозванец пошел к казацкому селению Дубовке..."

Новым комендантом Пугачев назначил сержанта Ивана Абызова, который встретил его хлебом-солью и тут же произвел новоявленного коменданта в полковники. Пугачевцы разбили свой лагерь  вниз по Волге, ниже Дмитриевска, который в это время размещался на левом берегу Камышинки.

Избегая ненужных кровопролитий Пугачев писал «прелестные письма», чтобы царские офицеры, генералы и жители «добровольно преклонились ему». В Дмитриевске Пугачевым было написано два указа : один князю … Калмыцкой орды Бамбуру, а второй – атаману Антиповской станицы Ивану Платонову с повелением организовать встречу его войска.

Один из карателей, В. Долгорукий, рапортовал графу Панину, что когда Пугачев достиг Волжского войска, «казаки тамошние…, встречая его во всех станицах со звоном и другими почестями, учинили ему присягу».

А участник восстания казак Евдоким Проладящев в войсковой канцелярии показывал, что на всем пути «нигде никакой обороны  против злодеев не было, а от жителей встречаемы были с образами и колокольным звоном, кроме как на речке Пролейке с донскими казаками было сражение», но оно окончилось полной победой восставших, в чем немалую роль сыграл переход казаков на их сторону. Казак станицы Антиповской И. Б. Черников показывал, что 13 августа 1774 года, приехав из Саломатино в Антиповку, он увидел на пристани пугачевцев, прибывших по Волге на большом судне. Антиповцы выехали навстречу Е. И. Пугачеву, следовавшему из Камышина, «верст за семь, встрев… на коленах ему поклонились с пригнутием своих знамен. А за станицею и все вышедшие от старова до малова, мужска и женска пола, с образами и колокольным звоном потому ж ево ехавшего верхи на пегой лошади иноходой, также на коленах встретили ж : а он, верхи, поцеловав, у попа крест, прямо въехал в станицу и в доме их станицы казака Родиона Осиповича Забурунного обедал». (Центрархив, «Пугачевщина», тт. I, II)

Поддержка восстание со стороны донских и волжских казаков сыграла немаловажную роль в успешном продвижении армии Е. И. Пугачева по территории Нижнего Поволжья до города Царицына.

 С восстанием Пугачева связано еще одно событие, интересное для истории нашего города : в Дмитриевск приезжал Александр Васильевич Суворов. Он примчался по пыльной дороге с малым конвоем по распоряжению Екатерины II, для окончательного разгрома армии восставших. Ему не пришлось принимать участие в боевых действиях : Пугачев был предан своим окружением. 14 сентября 1774 года его арестовали и передали правительственным войскам. Он был отправлен в Симбирск, потом в Москву. Его везли в деревянной клетке на двухколесной телеге. Так это описал Пушкин в повести «Капитанская дочка».

Императрица распустила Волжское войско за сочувствие к Пугачеву и отправила казаков на Кавказ. Станицы стали селами, заселенными русскими и мордовскими крестьянами. Так появились Антиповка и Лебяжье. Город Дмитриевск в 1780 году был переименован в Камышин. Он стал центром огромного Камышинского уезда в составе Саратовского наместничества Астраханской губернии.

10 января 1775 года Пугачева четвертовали в Москве. Так закончилась эта крестьянская война.

 Сегодня, изучив множество документов того времени, большинство отечественных историков сходятся во мнении, что главным организатором Пугачевского бунта был как раз тот самый человек, который допрашивал Пугачева в тюрьме и быстренько отправил его на казнь - … граф Панин. Когда во время допроса Панин обличающее наставил на Емельяна палец сказал : «Ты – вор!», Пугачев ответил : «Я – вороненок, а ворон на свободе летает!» Это привело графа в такую ярость, что Панин ударил Пугачева и вырвал у того клок волос. Вскоре после этого Емельян Пугачев был казнен… Известно, что братья Панины участвовали в заговоре против Петра Третьего и возвели на трон принцессу Фике. Но они не ожидали, что она в короткие сроки превратится в Екатерину Великую. И дабы припугнуть императрицу, чтобы сделать её послушной и управляемой и был выбран русский бунт «бессмысленный и беспощадный». Такой версии придерживается, например волжский краевед, историк и писатель Андрей Клушин…

Литература :

 

1. Иванов, С. О.  Царицынская засечная черта. Волжское казачье войско. Озеро Эльтон. Академики И. И. Лепехин и И. С. Паллас. Немецкие колонисты. Пугачевщина. 1730-1780 годы. / С. О. Иванов // История Камышина : волж. торговля в XVI - XIX веках : докум. историч. исслед. / С. О. Иванов, А. Р. Андреев. - Москва : Белый волк : Евролиц : Облиздат, 1999. - С. 68--88. : ил.

2. Клушин, А. Что делал Суворов в селе Безродном? : беседа с волжским краеведом, историком и писателем Андреем Клушиным / записала о. Поплавская // Волгоградская правда. - 2016. - 24 авг. (№ 165). -  С. 26 : ил.

3. Преданье старины глубокой // Уезд. Вести Камышинского района. - 2013. - 19 сент. (№ 37). - C. 3 : фот.

4. Хорошунов, Е. В. Пугачёв и Волжское войско  / Е. В. Хорошунов // Ленинское знамя. - 1963. -  4 янв. (№ 2). -  С. 4.

 

 

 

Тэги:  крепости  переволока  Разин  Куракин  Бутяев  Пугачев  Царицынская сторожевая линия  Булавин  крестьянские восстания  Висельный овраг